7-я заповедь блаженства

Блажени миротворцы, яко тии сынове Божии нарекутся.

Задачей своей, в паломнической поездке, видел только приобщение своего сына  к церкви, и бывшую тёщу. Дело в том, что тёща и моя бывшая жена, посещают катакомбную «церковь» Там проходят «целительства». Тот факт, что им становится только хуже, они не замечают, а наоборот твердят про улучшения. Некто, назвавший себя митрополитом Рафаилом и внуком или правнуком небезисвестного Мотовилова, возглавляет эту «церковь».Он же и «целитель».Этот «целитель» сказал им, что у моего сына «бесенок».

А убедить я её хотел не в том, что сын бесноват (это я и так допускал), а то, что ходить к разным сектантам не подобает православным людям. Удалось ли мне это сделать для бывшей тёщи, я не знаю, но вот с сыном…

 

Мы приехали в женский монастырь. Солнце, ветер сильный, но тёплый, ухоженность внутреннего двора создавали атмосферу спокойствия и любви. На контрасте после кипящей стройки Нового Иерусалима. На таком же контрасте, после лекций инока Андрия, не был заметен нынешний наш гид-алтарник-70 летний дедушка. Ещё хуже, он не был даже слышен. После усмирения газонокосильщика, из-за шума которого дедушку-гида не слышали даже возлежавшие на его груди, стало понятно, что он рассказывает о летописях создания этого монастыря и ухватив лишь некоторые события, разочарованный я отошёл и присел со своей бывшей тёщей наслаждаясь видами, и пытаясь погасить в себе разочарование от нынешнего гида, такого серого, невзрачного и неслышного. С тоской и недоумением я смотрел на чёрную рясу и седые волосы, на скудные от старческого бессилия движения……и загляделся по сторонам. Занятые делами монахини-матушки проходили через нашу группу  по делам. Я заглядывал каждой в глаза и передо мной открылся совершенно иной мир. Мир в глазах матушек, полный любви и света. На улице слепило солнце, но в их глазах сиял какой-то иной свет, и он был ярче солнечного. Скука исчезла и я уже думал о том, как же много эти матушки потрудились Христа ради….Сразу возникло желание послушать дальше нашего гида, но обстановка не менялась , подойти к нему по прежнему было невозможно, а значит и услышать тоже. Пришлось занять прежнее место на скамейке. Сын Илья играл с детьми. Когда же я посмотрел на группу, то дедушка-гид стоял уже на ступенях храма, и как мне показалось, он смотрел именно на меня. Мне почему-то стало стыдно, что я отошёл от лекции и тут же с радостью, что может теперь в храме, где всегда лучше акустика, услышу что-нибудь. Но и тут я ошибся, дедушку слышно не было.

На протяжении всей поездки, я пытался научить сына, не ходить по храму засунув руки в карманы, а тут к его усталости у него появилось новенькое, он сел на корточки посреди храма. Ну как подобает отцу, который видит свое дитя раз в полгода, я постарался объяснить ему, что так делать неблагочестиво. На что он смущенно ответил –« меня уже бес крутит».Хоть я и сказал ему , что бес этот- лень, но все же стало не по себе.

Наконец матушки стали упрашивать нашего гида говорить громче, и свершилось, поставленный мягкий и чёткий голос, хоть и старческий , в котором чувствовалась любовь ко всему, о чем он говорил, открыл нам оставшуюся историю храма. Дедушка в завершение вывел нас к позолоченному иконостасу, дополнившему праздник. Нам пора ехать, он провожал нас медленно и голос его опять сделался еле слышным. Он вдруг стал рассказывать, как Бог спасал его от смерти. Бог делал это три раза. Я плохой пересказчик, но этот рассказ вспомнят все , кто там был.

Но где же мой сын? До этого слушавший харизматических гидов с растерянным и безразличным видом и с руками в карманах., теперь стоял и внимал дедушке почти по стойке смирно не отрывая от него глаз.

Мы пошли к автобусу, и  Илюша сказал мне« Папа, вот это было интересно! А ты знаешь, добавил он, а этот нижний вышел из меня, (под нижним имея ввиду беса)».

Я вспомнил, что бесы не терпят и одного присутствия святых.

О необыкновенности 70-летнего алтарника, думаю, подтвердят бывшие там.

Сын теперь опять не со мной и проверить не могу , но то, что мой Илия не искушён в вопросах одержания бесами и ничего об этом не знает- это точно!

 Александр Цыбенко