4-я заповедь блаженства

 Блажени алчущии и жаждущии правды, яко тии насытятся.

 Ненаписанное письмо

К Вам сегодня не подходил наш Толя с новым предложением?
Дело в том, что в последнем номере ЖМП напечатана статья о благотворном влиянии футбола на православную молодежь. Проводятся турнир на кубок Святаго Благоверного князя Димитрия Донского. Участвуют семинарии Перервинская и Сретенская, ПСТБИ и воскресные школы. Есть даже школы, где храм еще не построен, а в футбол уже играют.
Мы возмущены, что у нас нет футбольной секции при храме. Все это из-за того, что о. Петр увлекся другим видом спорта - стрельбой. Он показывает неплохие результаты по стрельбе из пистолета, автоматического оружия и арбалета.
Анатолий в ответ на вызов других храмов решил ответить новым починам: организовать женский футбол. У него на примете много кадров, гораздо больше, чем молодых людей. Для начала мы хотим устроить товарищеский матч между вашей обителью и храмом. Потом организовать региональные соревнования. Непонятно только как быть с ... -ским и ...-овым монастырем... Хотя, может, и они смогут набрать женскую команду. Полностью уверен в нашей победе.
С нетерпением жду ответа, о. Алексий.

P.S. Александр в своей семинарии тоже охвачен просветительской работой: играет защитником.

Это письмо, конечно, шуточное. Но не до шуток становится, когда узнаешь, что поголовно все семинарии участвуют в футбольных турнирах. И ведут, пиная мяч, по мнению организаторов, просветительскую работу среди молодежи, играют с воскресными школами. Дескать, в игре с семинаристами они общаются, и что-то должно им раскрыться. Может, то, что говорят семинаристы, когда их, выражаясь футбольным языком, «подкуют».
Интересно, какую науку извлекают из футбола семинаристы, когда читают в книге Концевича «Оптина Пустынь и ее время» слова преподобного Варсонофия: «Точно также, вновь появившаяся игра футбол ... Не играйте в эту игру, и не ходите смотреть на нее, потому, что эта игра также введена диаволом, и последствия ея будутъ очень плохия»? Наверное, что Святые Отцы устарели. Скажут, молодежи надо развиваться.
Для физического развития есть неигровые виды спорта: можно на турнике крутить, поднимать гири, плавать, бегать, если энергия идет через край, а то можно физически потрудиться: неужели в семинарии нельзя найти физической работы? Да и если спорт нужен, не проще ли его вынести за церковную ограду? Пусть себе работают секции вне духовных школ и семинарий. А отцам-настоятелям в условиях государственной немощи можно скинуться на физическое развитие юношей и девушек.
Да нет, речь здесь идет о другом: как бы привлечь молодых людей в воскресные школы. Футбольным мячом гораздо проще, чем верой и любовью. Нам надо количество. Надо побольше, чтобы рапортовать, что мы кого-то догнали и перегнали. А так кому из современных интересен «Закон Божий», даже оживленный паломничеством, поездками на природу, интересными беседами, общением? Так хорошего количественного результата не добьешься.
Опомнитесь, отцы и братья: посмотрите на католиков, их погоня за массами довела до того, в костелы в Европе никто уже не ходит, разве что Польша еще держится. А так латинство давно поменяло прописку и переселилось в Латинскую Америку.
Будут ли просвещенные таким образом мальчики, когда вырастут, активными прихожанами? Вряд ли. Спортсменами тоже. Скорее всего, они пополнят широкие ряды футбольных болельщиков. У православных стран большой опыт в этом смысле Болгария давно уже гораздо внимательнее следит за футбольными трансляциями, чем за церковными праздниками. Греция беснуется в футбольном угаре, чему я был сам свидетель.
Приходилось смотреть и фильмы о футбольных фанатах, после которых еще раз убеждаешься в святости преподобного Варсонофия, видевшего только начало футбольной лихорадки.
А что делать людям, немало сил положившим на то, чтобы избавиться от этой страсти? Надевать бутсы или снова прилипать к телевизору?
Еще насчет эффективности подобного завлечения в Православие. Видел я, как работают сектанты, например, Свидетели Иеговы. Они апеллируют к религиозному чувству человека, присутствующему в той или иной мере в каждом. Начинают его «грузить» цитатами, предвещают кары и спасение в их секте. Они не говорят: «Пойдемте, сыграем в футбол или хоккей». Они знают, что в человеке остается тяга к вере, за то его и цепляют.
Организаторы дерзают называть свои турниры именем Святаго благовернаго князя Димитрия. Он что, был футболистом? Или другого названия не нашлось?
Не боятся, наверное, что Благоверный Великий князь всыплет им, как Мамаю, так что мало не покажется. Или надеются, что он до них не доберется: знают из Евангелия, что есть утверждена великая пропасть (Лк. 16, 26) между живыми и мертвыми, и считают, что святой их оттуда не достанет.
И еще. У народа, далекого от Церкви, бытует представление о настоящем священнике как человеке необыкновенной чистоты, который не имеет корысти, не пьет, не курит, постится и молится, живет какой-то трудной, недоступной для всех жизнью. Поэтому батюшка, выходящий на поле в спортивном костюме, - для них какое-то нарушение естественного порядка вещей, разложение Церкви. Вы скажете, что батюшки на поле еще не выходят, выходят только будущие батюшки. Не совсем так: приходится уже читать о батюшках, играющих со своими воспитанниками в одной команде.
А если взять мировое Православие? Вот я гляжу фотографии: владыка Македонской Церкви эффектно забивает гол (можно сказать, что она пока находится в расколе, но гол все равно есть гол), монахи и батюшки, подвернув полы подрясников, отражают атаки противника. Так что лиха беда начало.
Если верить преподобному, то игра эта бесовская, а с духовными силами играть крайне опасно: ... набьют они нам голов, ой, набьют... М
ожет лучше все же не выходить на поле?

Павел Троицкий

                             

Македонский владыка забивает гол